0

Победа за Хезболлой?

Сразу после окончания Октябрьской войны в 1973 году, весь арабский мир был очень воодушевлен, потому что миф о непобедимости Израиля был разрушен египетским пересечением Суэцкого канала и сирийским наступлением, которое было организовано на Голанских высотах. В самом Израиле началась резкая критика политических и военных руководителей, которых обвиняли в потере 3000 солдат в войне, завершившейся призрачной победой. Премьер-министр Голда Меир, Министр обороны Моше Даян, Начальник штаба Сил Обороны Израиля (СОИ) Давид Элазар и руководитель военной разведки были дискредитированы и вскоре смещены со своих постов.

Чувство меры восторжествовало позже, причем, по иронии судьбы, первым оно коснулось египетских и сирийских лидеров. В то время как телевидение Израиля и всего остального мира все еще горевало или злорадствовало по поводу потерянного военного превосходства Израиля, египетский президент Анвар Садат и сирийский президент Хафез Ал-Ассад трезво признали, что их страны приблизились к катастрофическому поражению гораздо ближе, чем в 1967 году и что нужно любыми способами избежать еще одну войну. Результатом этого стали Садатский мир и Ассадское перемирие 1974 года на Голанских высотах, которые с тех пор ни разу не нарушались.

Рассматривать войну 1973 года в ретроспективном плане достаточно просто. Израиль был пойман врасплох, потому что достоверные сведения в условиях высокомерной самонадеянности были искажены. Передовые районы, оставленные практически незащищенными, в значительной степени были захвачены. Египтяне имели превосходный военный план и хорошо вели боевые действия, а сирийские танки смело продвигались вглубь, продолжая атаки одна за другой в течение трех дней и ночей. В течение 48 часов Израиль оказался на грани поражения на обоих фронтах.

Но как только Силы обороны Израиля были полностью отмобилизованы и бригады резервистов, составляющие девять десятых всех вооруженных сил, были подготовлены к военным действиям, израильтяне смогли остановить и египетскую, и сирийскую армии и практически немедленно сами перешли в контрнаступление. На момент окончания войны израильские войска были в 70 милях от Каира и менее чем в 20 милях из Дамаска, однако их успех остался в тени из-за неожиданного нападения, чрезмерных эмоциональных реакций и трудностей видения сквозь туман войны.