Chinese national congress Lintao Zhang/Getty Images

Что реально будет решаться на съезде КПК?

ЛОНДОН – В этом месяце международные СМИ по понятным причинам сосредоточили своё внимание на XIX Всекитайском съезде Китайской коммунистической партии, тщательно срежиссированном мероприятии, которое покажет, кто уйдёт, а кто останется с председателем КНР Си Цзиньпином.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Но хотя знать, кто войдёт в число фаворитов Си, важно, я не считают этот театр и интригу спектакля столь интересными, как их представляют. Есть более важный вопрос: выполняет ли китайское руководство обещания, данные КПК народу страны, чья численность равна 1,3 млрд человек.

Накануне предыдущего съезда в 2012 году Си отсутствовал на публике две недели, и это вызвало озабоченность. В маловероятном случае, если бы то же самое произошло снова и в этом году, начала бы звенеть пожарная сирена. Кроме того, если из программы на следующие пять лет, которую представит Си, можно будет сделать вывод, что он и остальное руководство КПК теряют доверие и с трудом поддерживают экономический и социальный контракт партии с народом, тогда XIX съезд станет очень важным. Однако я сомневаюсь, что нам есть о чём беспокоиться.

Зато стоит вспомнить более уместные вопросы, из которых два выделяются особо. Во-первых: будет ли умеренный рост китайского потребления и дальше служить мотором роста экономики на 6-7% ежегодно? Во-вторых: останется ли немного расплывчатая программа «Инициатива Пояс и Дорога» важным приоритетом для китайского руководства?

Что касается первого вопроса, то, несмотря на более замедленную тенденцию роста в этом году, Китай, тем не менее, увеличит свой номинальный ВВП примерно на $1 трлн или даже больше к концу этого года. Тем самым, он получит экономику размером в $12 трлн, что почти вдвое больше её размера в 2010 году. Нет, конечно, $12 трлн – это всего лишь две три от размеров экономики США. Однако $1 трлн годового прироста – это больше, чем размер экономики всех стран мира вместе взятых, кроме 15 самых крупных. Это больше, чем весь ВВП Индонезии или Турции, и почти равно размеру экономики Мексики.

Согласно официальным данным, на частное потребление в Китае приходится лишь 39,2% ВВП. Это очень мало по стандартам большинства стран с высоким уровнем доходов, но данный показатель растёт – в 2010 году он был равен 35,5% ВВП. Если этот прирост с 2010 года перевести в абсолютные цифры, мы получим дополнительные $2,58 трлн, то есть сумму, которая больше, чем вся экономика Индии. Легко сделать вывод, что рост китайского потребления является сегодня самым важным фактором в мировом росте потребления.

Если китайское потребление будет и дальше расти по нынешней умеренной траектории, то к 2020 году на него будет приходиться чуть более 41,5% ВВП, что аналогично приросту ещё почти на $2 трлн. Впрочем, есть отдельные факты, которые позволяют сделать вывод, что на самом деле рост китайского потребления может серьёзно ускориться.

Итак, реальный вопрос для экспертов по Китаю во всём мире заключается в следующем: может ли какое-либо событие на XIX съезде повлиять на этот тренд. Если тенденция роста сохранится или даже ускорится, тогда китайское потребление начнёт приближаться к половине от уровня потребления в США, что станет крайне воодушевляющим сигналом начала столь необходимой ребалансировки в мировой экономике.

Что касается второго вопроса, то я подозреваю, что Китай сохранит курс на реализацию программы «Пояс и Дорога», особенно на фоне возрастающей озабоченности по поводу ситуации с внешней торговлей в других странах мира. Хотя мы пока не знаем точной динамики этого грандиозного проекта, разумно предположить, что развитие связей между Китаем, Европой и всеми странами между ними путём совершенствования инфраструктуры окажет существенное, позитивное влияние на мировую торговлю.

Надо пояснить, что я не считаю программу «Пояс и Дорога» столь же важной для мировой экономики, как китайского потребителя. Но в том, что касается собственно международной торговли, её эффект может быть колоссальным. Эта программа может прямо повлиять на 65 стран, в том числе и на Россию с Индией, которые вместе  с Китаем являются тремя из четырёх стран БРИК (четвёртая страна – Бразилия). Девять из 11 самых населённых развивающихся стран мира (после Китая) расположены в широких географических пределах программы «Пояс и Дорога».

Большинство этих стран пока не достигли успеха, сравнимого с китайским, в раскрытии своего экономического потенциала. Многие из них тратят больше ресурсов на внутреннюю борьбу или конфликты друг с другом, чем на участие в международной торговле. Однако благодаря программе «Пояс и Дорога», трансграничная торговля может увеличиться, а отдельные распри – утихнуть, что выгодно гражданам региона.

На самом деле, намного интересней конкретных инфраструктурных проектов в рамках этой программы её геополитические последствия. «Пояс и Дорога» может незаметно, но существенно улучшить отношения между Китаем и соседними странами, а также между самими этими странами.

Особенно важны отношения Китая с Индией и другими странами на Индийском субконтиненте. Когда в мае этого года Си проводил региональную конференцию, посвящённую «Инициативе Пояс и Дорога», индийский премьер-министр Нарендра Моди не приехал – к большой досаде китайского руководства. Однако затем, на саммите стран БРИКС в сентябре, Китай и Индия, похоже, совершили серьёзный дипломатический прорыв в вопросе о своём территориальном споре. Если это станет началом сдержанного китайско-индийского сближения, и если другие соперничающие страны региона последуют данному примеру, тогда «Инициатива Пояс и Дорога» может действительно оказаться эпохальной.

Итак, когда вы читаете в своей любимой газете анализ происходящего на XIX Всекитайском съезде КПК, не слишком отвлекайтесь на придворные интриги. Есть два вопроса, которые реально важны: остановится ли движимый потреблением рост китайской экономики и будет ли свёрнута программа «Пояс и дорога». И то, и другое будет плохо для мировой экономики. Но, к счастью, ни то, ни другое не выглядит как нечто вероятное.

http://prosyn.org/TsgDK8g/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now