0

Африканский диктатор-дипломат

БРЮССЕЛЬ. Недавняя смерть в Брюсселе премьер-министра Эфиопии Мелеса Зенауи, наконец, проливает свет на то, что скрывалось за его таинственным исчезновением из общественной жизни на два месяца. Правительство Эфиопии усиленно отрицало слухи о серьезной болезни, вызванной раком печени. Теперь, когда худшее подтвердилось, Эфиопия и вся Восточная Африка должны будут научиться жить без стабилизирующего влияния своего великого диктатора-дипломата.

Мелес, конечно, был и тем, и другим. Эфиопия претерпела значительные изменения во время его сильного правления с 1991 года, когда его тиграйское меньшинство с севера страны пришло к власти после свержения одиозной коммунистической хунты ДЕРЖ во главе с Менгисту Хайле Мариамом (все еще пользующимся комфортной пенсией в Зимбабве Роберта Мугабе).

Первоначально на должности председателя первого правительства после эпохи ДЕРЖ, а затем премьер-министра Эфиопии с 1995 года до своей смерти, Мелес (его революционный псевдоним) обеспечил ежегодный рост ВВП в последние годы на 7,7%. Высокие экономические показатели несколько удивительны, учитывая интервенционистский подход к политике его партии, но Мелес показал себя непревзойденным прагматиком в привлечении инвестиций ‑ в частности, из Китая ‑ чтобы стимулировать рост.

Собственные политические позиции Мелеса, как лидера Фронта освобождения тиграй, были марксистско-ленинскими. Но когда закончилась холодная война, также закончился и его догматизм. К его чести, за время работы его правительства детская смертность сократилась на 40%; экономика Эфиопии стала более диверсифицированной, с новыми отраслями, такими как автомобилестроение, производство напитков и цветоводство; а также были запущены крупные инфраструктурные проекты, в том числе крупнейшая гидроэлектростанция в Африке. И Эфиопия, поначалу ассоциировавшись в глазах мировой общественности только с голодом и засухой, превратилась в одну из крупнейших экономик Африки, причем без всякой помощи добычи золота или нефти.