0

Загадка европейской оборонной политики

ПАРИЖ – В то время как граждане Европы в основном поддерживают установление общей политики в области безопасности и обороны, большинство европейских лидеров продемонстрировали явную незаинтересованность в ее выработке – в том числе и на прошедшей в прошлом месяце встрече Европейского совета. Чем объясняется этот парадокс?

Одно из возможных объяснений заключается в том, что испытывающие финансовые трудности правительства стран Европы не имеют средств для исполнения ожиданий своих граждан. Но это неубедительно, с учетом того что этот вопрос ставился почти в точно такой же форме тридцать лет назад, когда бюджетные ограничения не были проблемой. Фактически можно было бы утверждать, что такие ограничения должны подстегивать, а не тормозить создание европейской оборонительной структуры. В конце концов, страны-члены ЕС в этом случае смогут объединить ресурсы, согласовать программы и оптимизировать затраты, снижая таким образом финансовое бремя для каждого отдельно взятого правительства.

Другое, намного более вероятное объяснение заключается в том, что представления европейцев о «более активной и сильной политике в области безопасности» сильно различаются. Действительно, в последних европейских дискуссиях по вопросу применения силы преобладают три основные точки зрения, отстаиваемые соответственно Францией, Великобританией и Германией.

Франция, которая еще раз осуществила военное вмешательство в Африке – на этот раз для восстановления порядка в Центральноафриканской Республике – по всей видимости, единственная страна Европейского Союза, искренне заинтересованная в удовлетворении требований общественности по вопросу создания более дееспособных европейских структур безопасности. Французы рассматривают Европу в роли своего рода сверхдержавы – а этот статус предусматривает соответствующие военные возможности.