16

Си Цзиньпин – это не Мао Цзэдун

ПЕКИН – Многие в мире наблюдают за китайским президентом Си Цзиньпином с озабоченностью. Он не только вновь концентрирует власть в руках центрального правительства; многие уверены, что его радикальная антикоррупционная кампания является просто фиговым листочком для прикрытия процесса политической чистки. Их тревожит то, что Си Цзиньпин создает культ личности, во многом похожий на культ, окружавший Мао Цзэдуна и спровоцировавший «Культурную революцию».

Реальность намного менее зловеща. Это правда, что Си Цзиньпин в какой-то степени наращивает власть, однако мотивацией для него служит необходимость укрепления Китая, причём как правительства страны, так и её экономики. Для успеха ему нужно укротить бюрократию, которая слегка вышла из-под контроля.

За последние три десятилетия власть в Китае была существенно децентрализована: региональные и муниципальные органы управления в поэтапном порядке получили значительную автономию для опробования и тестирования реформ, которые были нацелены на привлечение иностранных инвестиций и стимулирование роста ВВП. Им также передали прямой контроль над ресурсами (такими как земля, финансы, энергетика, сырьё) и развитием местной инфраструктуры. В результате, в 2000-2014 годах на долю нецентральных (субнациональных) органов власти приходился в среднем 71% совокупных государственных расходов. Это намного больше, чем в крупнейших странах мира с федеральной структурой (например, доля американских штатов в совокупных государственных расходах составляет 46%).

Цель этой политики заключалась в стимулировании общего экономического роста за счёт поощрения конкуренции между регионами. Местные партийные боссы знали, что их карьера зависит от экономических показателей подчинённых муниципалитетов. Упорно работая над ускорением роста, они помогли экономике Китая стать второй по величине в мире (а по некоторым параметрам крупнейшей в мире), а также обеспечили правящей Коммунистической партии легитимность в послемаоистскую эпоху.