3

Тернистый путь Обамы к успеху в Сирии

НЬЮ-ЙОРК – По моему опыту, если на вас нападают из-за вашей дипломатии и слева и справа, голуби и ястребы, интернационалисты и изоляционисты, то вы, вероятнее всего, делаете все правильно. Среди лавины комментариев по заключенной в этом месяце американо-российской сделке о химическом оружии Сирии некоторые были готовы назвать ее «трижды выигрышным» результатом для Соединенных Штатов, России и сирийского народа. Однако ‑ по крайней мере до сих пор ‑ что есть, то есть. Президент США Барак Обама и его команда, несмотря на некоторые оплошности, заслуживают бòльшую часть этого одобрения

Список обвинений в адрес Обамы в деле Сирии огромен. Как в нем говорится, Соединенные Штаты не приняли никаких решительных действий, в то время как 100 000 сирийцев умирали, и не имели стратегии для прекращения конфликта. Обама создал ожидание того, что США будут действовать в случае применения химического оружия, только чтобы тянуть время, когда момент настанет. Потом, когда ответ стал неизбежен, он одновременно угрожал слишком большой и слишком маленькой военной мощью. Сперва он обратил слишком мало, а затем слишком много внимания на внутренних противников интервенции. Что хуже всего, он позволил как никогда циничному Кремлю дипломатически переиграть США.

Однако рассмотрим ограничивающие факторы. На протяжении всего кризиса до момента возникновения проблемы с химическим оружием не было ни единого момента, когда военное вмешательство США в любой его форме могло бы спасти больше жизней, чем поставило бы под угрозу. Растущее влияние джихадистов в рядах повстанцев сделало поддержку полной победы оппозиции нежелательной. Попросту не существовало достаточно веских доказательств использования химического оружия президентом Сирии Башаром аль-Асадом, по крайней мере до резни в Гуте в августе, чтобы оказать давление на Россию ‑ как и на Совет Безопасности Организации Объединенных Наций или мнение мирового сообщества ‑ и заставить их пересмотреть их рефлекторную поддержку режима.

Более того, в то время как администрация Обамы сохраняла решимость сохранить лидерство США в ответах ‑ с использованием силы в случае необходимости ‑ на массовые преступления (глобальная повестка дня «ответственности по защите»), десятилетие войны в Ираке и Афганистане сделали американцев отчаянно уставшими от войны. Это верно и для Запада в целом, что подтверждается парламентским голосованием в Соединенном Королевстве против участия в любых вмешательствах. Почти для всех «решимость» в стиле Джорджа Буша сделала нерешительность более приемлемым вариантом.