3

Богатство и культура наций

Современные экономисты превратили Адама Смита в пророка, так же как однажды коммунистические режимы обожествляли Карла Маркса. Центральный принцип, который они приписывают Смиту – что хорошие стимулы независимо от культуры дают хорошие результаты – стал великой заповедью экономики. И все же это представление – ошибочная интерпретация истории (и вероятно, ошибочное толкование Смита).

Современный рост является результатом не лучших стимулов, а создания новой экономической культуры в таких обществах, как Англия и Шотландия. Чтобы заставить бедные страны расти, мы должны изменить их культуры, а не только их учреждения и связанные с ними стимулы, а для этого необходимо, чтобы больше людей в этих странах окунулись в жизнь в передовых экономических системах.

Несмотря на почти универсальную веру экономистов в превосходство стимулов, три примера из мировой истории демонстрируют преобладание культуры.

  • В прошлом прекрасные правительства – то есть правительства, которые полностью стимулировали гражданское население – шли рука об руку с экономическим застоем.
  • Стимулы для экономической деятельности гораздо лучше в большинстве бедных экономических систем, в том числе в доидустриальных экономических системах, чем в таких преуспевающих и достаточных экономических системах, как Германия или Швеция.
  • Сама индустриальная революция была продуктом изменения основных экономических предпочтений людей в Англии, а не изменений в учреждениях.

Например, хлопчатобумажная текстильная промышленность, которая развивалась в Бомбее между 1857 и 1947 годами, работала без ограничений на прием на работу, при полной безопасности капитала, устойчивой и эффективной юридической системе, без каких-либо средств управления импортом или экспортом, со свободным участием предпринимателей со всего света и свободным доступом к британскому рынку. Более того, у нее был доступ к самому дешевому капиталу и рабочей силе в мире в промышленности, где труд составлял более 60% производственных затрат. Нормы прибыли, составляющие всего 6-8% в начале двадцатого века, были достаточными для того, чтобы стимулировать строительство новых фабрик.