0

Варшава и две декады

ВАРШАВА – «Польша - десять лет, Венгрия - десять месяцев, Восточная Германия - десять недель, Чехословакия - десять дней». В ноябре 1989 года эти слова отовсюду доносились с улиц Праги. Люди, таким образом, выражали гордость и радость, которую вызывала у них «бархатная революция». Но эти слова отражали и продолжительные усилия, которые пришлось приложить, чтобы покончить с коммунизмом, чей упадок начался в Варшаве в феврале того же года.

В самом деле, развал коммунизма начался десятью годами ранее в Польше, во время первого паломничества папы римского Иоанна Павла II на свою родину. Это событие встряхнуло коммунистический режим до самого основания. Уже через год польские рабочие боролись за право создавать независимые профсоюзы, организовав для достижения своих целей двухнедельные сидячие забастовки на принадлежащих государству фабриках. Карл Маркс гордился бы ими, однако портрет именно папы римского был повешен во время забастовки на ворота судостроительного завода имени Ленина в Гданьске.

Союз Солидарности, который зародился в 1980 году, нарушил монополию Коммунистической партии на власть. Движение объединило в свои ряды десять миллионов человек, среди которых были рабочие и профессоры, крестьяне и студенты, священники и вольнодумцы. Все они были членами гражданского общества. Эта младенческая демократия была резко прикрыта, когда в 1981 году было объявлено военное положение, Солидарность оказалась вне закона, а диссиденты были арестованы. Но этот тоталитарный блицкриг не мог продлиться долго. Демократия не умерла, она просто ушла в подполье.

В течение следующих семи лет Солидарность боролась за ре-легализацию, ведя строительство самой крупной подпольной сети сопротивления, которую только видела Европа со времен войны Гитлера. Однако это было ненасильственное сопротивление. Его главным оружием был язык свободы. В середине 1980-ых годов в Польше было около 1000 независимых журналов не прошедших цензуру. Они представляли собой полный диапазон идей и редакционных стилей - от фабричных рекламных листков и бюллетеней до интеллектуальных журналов. Стали известны сотни книг, запрещенных коммунистическими цензорами (например, «Оловянный барабан» Гюнтера Грасса).