0

Суд над Павлом С.

СТРАСБУРГ – В холодный зимний день 2004 года молодой россиянин по имени Павел Штукатуров узнал о том, что судья лишил его права говорить за себя. Лишение его дееспособности означало, что ему было запрещено действовать самостоятельно, или действовать вообще, в большинстве сфер жизни. Ему больше нельзя было работать, путешествовать, выбирать свое место жительства, покупать или продавать собственность или даже жениться.  

Судья отнял у него эти права, даже не сообщив ему об этом – в действительности, Павел узнал об этом только год спустя. Когда он искал адвоката для защиты своих прав, его мать, которую назначили его юридическим опекуном, упрятала его в психиатрическую больницу на семь месяцев. Такой поворот событий в стиле Кафки был возможен потому, что у Павла есть психические расстройства в системе, которая отказывается защищать его права.

В России около 125000 людей с умственными или психическими расстройствами содержат в учреждениях – на всю жизнь. Психиатрические больницы предоставляют еще 165000 мест, при этом ежегодно происходит около 650000 госпитализаций. Но эти статистические данные не раскрывают всю историю. Только изредка всплывают такие истории, как история Штукатурова. Удивительно, как мало известно о лечении людей с психическими отклонениями в России.

Нет никаких независимых ведомств, контролирующих эти больницы, которые могли бы защитить права пациентов, и нет никаких адвокатских услуг от имени людей с умственными или психическими расстройствами. Более того, разум многих директоров больниц так же плотно закрыт, как и сами учреждения.