2

Корень всех кризисов суверенного долга

НЬЮ-ЙОРК. Греческий долговой кризис поставил вопросы о том, может ли евро выжить без почти невообразимой централизации налогово-бюджетной политики. Но есть и более простой путь. Безответственное заимствование правительствами на международных кредитных рынках требует безответственного же предоставления кредитов. Органы, осуществляющие контроль над банками, должны просто сказать «нет» такому предоставлению кредитов учреждениями, которые уже попали к ним «на учет».

Предоставление кредитов иностранным правительствам различными способами, несомненно, более рискованное занятие, нежели необеспеченный частный долг или «бросовые» облигации. Частные заемщики зачастую должны предоставлять имущественный залог, например свои дома. Имущественный залог ограничивает риск для кредиторов, а страх перед потерей заложенной недвижимости поощряет заемщиков действовать осмотрительно.

Но правительства не обеспечивают имущественного залога, и главный стимул погашения ими долгов – страх быть отрезанными от международных кредитных рынков ‑ происходит из ошибочного предубеждения. Только те правительства, которые хронически неспособны финансировать свои издержки поступлениями от собираемых в стране налогов или за счет внутреннего займа, должны продолжать заимствовать крупные суммы за границей. Сильная тяга к услугам иностранных кредиторов обычно проистекает из некоторой глубоко укоренившейся формы неверного управления.

При заключении коммерческих кредитных договоров обычно предусматривают положения, которые ограничивают способность заемщика играть с судьбой в прятки. Соглашение о выдаче ссуды или долговые обязательства часто предусматривают, чтобы заемщики согласились поддерживать минимальный уровень свободного акционерного капитала или свободных наличных средств. У государственных облигаций, с другой стороны, нет никаких таких соглашений.