1

После Ахмадинежада

ВАШИНГТОН – Предпочтительный преемник президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, Эсфандияр Рахим Машаи, не будет участвовать в выборах 14 июня. Это же касается и бывшего президента Акбара Хашеми Рафсанджани. Дисквалификация их обоих – это мощный сигнал от Верховного лидера, аятоллы Али Хоссейни Хаменеи. Проще говоря, Хаменеи не потерпит никакого ослабления власти, и он решительно настроен избежать того типа трений, которые характеризовали его отношения с прошлыми президентами, в частности с Ахмадинежадом.

Дисквалификация Машаи и Рафсанджани демонстрирует, опять же, раскол в самом центре политической структуры Ирана, спровоцированной двойной исполнительной властью Верховного лидера и президента. Когда Хаменеи публично поддержал спорное переизбрание Ахмадинежада в 2009 году, никто не мог предсказать появление беспрецедентной напряженности, которые впоследствии будет возникать между двумя главными официальными лицами страны.

Но поддержка Ахмадинежада оказалась дорогим решением для Хаменеи – и для Исламской Республики в целом. Вместо того чтобы равняться на Хаменеи, как и ожидалось, Ахмадинежад начал продвигать националистические, антиклерикальные программы, эффективно используя ресурсы Хаменеи, чтобы бросить вызов власти верховного лидера и создать свою собственную экономическую сеть и сферу влияния.

За последние четыре года Ахмадинежад неоднократно пытался подорвать контроль правящего духовенства над политической властью и политическими решениями. В 2011 году он попытался уволить Хайдера Мослехи, союзника Хаменеи, с должности начальника разведки, но это решение было быстро отвергнуто. Он также сократил объемы ресурсов, направляемых определенным религиозным учреждения, помог членам своего круга основать частные банки, упростив правила, и бросил вызов самому мощному экономическому и военному учреждению Ирана, Корпусу стражей исламской революции (КСИР).