0

Последние из тибетцев

НЬЮ-ЙОРК – Неужели тибетцев ожидает та же судьба, что и индейцев? Неужели их численность сократится до того, что они станут всего лишь достопримечательностью для туристов, торгуя вразнос дешевыми сувенирами в память о том, что когда-то было великой культурой? Эта грустная судьба кажется все более вероятной, а Олимпийский год был уже омрачен попытками китайского правительства подавить сопротивление этой судьбе.

Китайцам предстоит за многое ответить, но судьба Тибета – это не только вопрос полуколониального притеснения. Часто забывается, что многие тибетцы, особенно образованные люди в крупных городах, так сильно стремились модернизировать свое общество в середине двадцатого века, что они видели в китайских коммунистах союзников против правления святых монахов и землевладельцев, владеющих крепостными. В начале 1950-х годов сам молодой Далай-лама был под впечатлением китайских реформ и писал стихи, восхваляющие председателя Мао.

Увы, вместо того, чтобы реформировать Тибетское общество и культуру, китайские коммунисты окончательно из разрушили. Религия была разгромлена во имя официального Марксистского атеизма. Монастыри и церкви были разрушены во время Культурной Революции (часто с помощью Тибетских Красных Гвардий). Кочевники были вынуждены жить в уродливых бетонных поселениях. Тибетское искусство было заморожено в фольклорные эмблемы официально продвигаемой “культуры меньшинства”. А Далай-лама и его окружение были вынуждены бежать в Индию.

Ни что из этого не было характерным для Тибета. Разрушение традиций и вынужденное культурное распределение имело место повсюду в Китае. В некотором отношении к тибетцам относились менее безжалостно, чем к большинству китайцев. Не была также и угроза Тибетской уникальности характерной для коммунистов. В 1946 году генерал Чан Кайши заявил, что тибетцы были китайцами, и он наверняка не дал бы им независимость, если бы его Националисты победили в гражданской войне.