0

Синдром вмешательства

Косово часто приводят в качестве контрольного примера для понятия "гуманитарного" вмешательства. Но по мере того, как Ирак постепенно приходит в хаос, дипломаты и лидеры повсюду вновь задают себе вопрос, следует ли союзным государствам или международному сообществу в целом в какой-то момент вмешаться, если суверенная страна кажется неспособной или не хочет защитить своих граждан от геноцида, военных преступлений или этнической чистки.

В центре этих споров лежит так называемая доктрина “обязательства защищать”. Будучи омбудсменом в Косово, назначенным Организацией Объединенных Наций, в течение последних пяти лет я имел уникальную возможность наблюдать последствия этой доктрины после вмешательства НАТО в дела бывшей Югославии в 1999 г. Косово впоследствии стало международным экспериментом в области построения общества во главе с Миссией ООН по делам временной администрации Косово (МООНВАК).

Эксперимент в данном случае является правильным словом. Действительно, Косово стало чашкой Петри для международного вмешательства. Прожив и проработав в Косово достаточно долго для того, чтобы увидеть последствия до настоящего времени, я утверждаю, что такие эксперименты требуют дальнейших исследований.

Безусловно, необходимость международного вмешательства в кризисы часто требует подходящего момента и довольно быстрого ответа. Однако, когда рассматривается такое вмешательство, кроме военных факторов оно имеет жизненно важное значение для того, чтобы сосредоточить обсуждение международной политики на быстром развертывании совместного гражданского присутствия и присутствия безопасности. Это особенно верно, если человеческие страдания вызваны конфликтом внутри общества, как это произошло в Косове.