0

Суть вещей

Киев: Недавно я посетил два города, Чернобыль и Ялту, которые вышли за рамки обозначений на карте и стали симовлами нашего столетия. Чернобыль - город-призрак, зараженное, покинутое место, где остановилось время. Его название - предупреждение, говорящее человечеству о том, что великие открытия, сделанные рациональным разумом, подвергают нас беспрецедентной опасности. Потому, что когда мы затрагиваем суть вещей, мы также касаемся тайного порядка Бытия, находящегося вне понимания науки. Мы должны уважать этот порядок, если не хотим стать жертвой высокомерной веры в то, что открытие фрагментов правды может помочь нам покорить вселенную.

До недавнего времени народы в Европе, находившиеся под яростным контролем тоталитарных режимов, жили также в загрязненной и угнетенной среде. Предупреждение о высокомерии рациональности в то же время - предупреждение о высокомерии социальных инженеров, тех, кто верит в то, что более свободная и счастливая жизнь человечества может быть достигнута единственно постредством создания научных планов наверху. Мы, пережившие коммунизм, хорошо знаем последствия такой веры: мертвые, искусственные города, гигантские водные сооружения, котрые умирают только после того, как нарушат разнообразные экосистемы; огромные, в значительной степени анонимные, а значит и безответственные, государства, которые решают, где и как мы должны жить, работать, отдыхать и развлекаться. Такая вера порождает унылую и серую жизнь, лишенную всего уникального, потому что индивидуальность считается иррациональной, несистематичной, ненужной.

Чернобыль несет и другое послание: радиоактивность не признает государственных границ и напоминает нам о том, что мы живем, впервые в истории, в одной взаимосвязанной цивилизации, населяющей планету. То, что происходит в одном месте, - хорошее или плохое, - влияет на нас всех.

Слово Ялта тоже получило собственную жизнь, будучи на протяжение многих лет символом раздела мира великими державами: большие и сильные вершили судьбы маленьких и бессильных, не спрашивая их совета, демократические правительства сделали недопустимо прагматичные уступки перед лицом непреодолимой силы тоталитарного режима.