0

Очередное испытание «большой двадцатки»

БРЮССЕЛЬ. Встречи «большой двадцатки» в этом месяце – сначала министров финансов в Бусане, Южная Корея, а затем глав правительств в Торонто – обозначили момент, когда крупнейшие игроки мировой экономики переключаются с бюджетного стимулирования на сокращение расходов. Не все согласны с этим.

До встречи в Бусане министр финансов США Тим Гейтнер высказался против «обобщённого, единообразного перехода к реализации планов по консолидации» и подчеркнул необходимость «продолжать согласованное восстановление частного сектора». Но другие министры финансов не поддержали предупреждений Гейтнера. Вместо этого они подчеркнули «важность надёжных государственных финансов» и необходимость «мер по обеспечению налогово-бюджетной устойчивости». Никто уже не обращает внимания на осторожные, постепенно реализуемые стратегии выхода из кризиса: поиск изменения баланса почти незаметен в официальном отчёте о встрече.

Данное изменение, в первую очередь, затронет Европу. Незадолго до встречи в Бусане страны южной Европы объявили о значительных мерах по консолидации в надежде успокоить рынки ссудного капитала. Вскоре после этого британский премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил о «предстоящих тяжёлых годах», канцлер Германии Ангела Меркель обрисовала план урезания расходов на 100 млрд долларов США, что сделал и французский премьер-министр Франсуа Фийон, заявив об аналогичном плане на сумму 80 млрд долларов.

Развитые страны столкнулись с мрачной бюджетной ситуацией: в 2009 году средний дефицит составлял 9% ВВП; к тому же, существует вероятность повышения коэффициентов государственного долга примерно с 70% ВВП до кризиса до более чем 100% ВВП в 2015 г. Согласно расчётам МВФ, для достижения 60% коэффициента долгов к 2030 г. потребуется бюджетная корректировка в среднем почти на девять процентных пунктов ВВП с 2010 по 2020 гг. Хотя в прошлом некоторые страны производили корректировку подобных масштабов, всеобщая консолидация такого рода является беспрецедентной.