0

Вспоминая о падении Стены

БЕРЛИН: О падении Берлинской Стены я узнал десять лет тому назад в ходе официального визита в Польшу. Вечером 9 ноября премьер-министр Тадеуш Мазовецкий пригласил нашу делегацию на банкет, который должен был состояться в бывшем дворце принца Радзвиля. Перед началом банкета из Бонна позвонил секретарь канцелярии Рудольф Зельтер. Он сообщил, что районный председатель коммунистического Восточного Берлина внезапно объявил о введении временного регулирования, позволяющего путешествия частных граждан. Разрешение посетить Запад было выдано всем, подавшим заявления, даже уведомившим о своем желании за короткий срок.

Это простое решение дало мне понять о скором приближении перемен в истории Германии, поскольку упрощение порядка путешествий означало, что Стена становилась проходимой для каждого. Однако, поначалу я не сумел предугадать те захватывающие и радостные ночные праздненства, которые вот-вот должны были разразиться в Берлине.

За всю свою карьеру я никогда не сомневался в том, что в один прекрасный день Германия вновь обретет единство. Но я даже и мечтать не мог о том, чтобы объединение Востока и Запада случилось во время моего пребывания на посту канцлера. Лишь благодаря Михаилу Горбачеву и его политике перестройки и гласности унификация Германии стала реальной возможностью. Без Горбачева и его исключительной отваги тот шквал событий, прокатившийся по Европе осенью 1989 года, никогда бы не разразился.

При поддержке Горбачева все больше людей в Восточной Германии поднимали голову и переставали бояться своего репрессивного режима. Они осознали, что в конце концов реалии Восточной Германии не былы впечатаны в камне, и что вполне возможно добиться перемен, которых многие отважные диссиденты и защитники гражданских прав, запертые за Стеной, требовали уже так давно. Для меня их решимость бороться против беззакония коммунистического режима является лучшей главой немецкой истории.