Конец государственной измене (или ее начало?)

Перефразируя знаменитое высказывание Толстого, люди, преданные своей стране, преданны одинаково. Они сражаются в армиях, платят налоги и голосуют на выборах. А вот предателем каждый становится по-своему.

Возьмите послевоенный опыт Америки и Германии. В США процессов по обвинению в государственной измене не было со времен второй мировой войны, а Германия отменила само понятие измены в традиционном смысле этого слова, оставив в целях защиты правительства от переворота со стороны антидемократических сил только понятие подстрекательства к мятежу, как общеуголовного преступления.

А теперь посмотрим на посткоммунистические страны, где, похоже, назревает новая волна судебных процессов по обвинению в государственной измене. Судебное преследование двух 78-летних стариков в Чешской Республике (Милоша Якеша и Йозефа Ленарта), оба участвовали в советской оккупации Чехословакии в 1968 году, а также четырехлетний судебный процесс во Владивостоке над Григорием Пасько, российским офицером военно-морского флота - это, возможно, первые ласточки процессов, в которых пострадавшие страны, почувствовавшие факты предательства, реагируют на это обвинениями в государственной измене.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles from our archive every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/DNikE63/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.