Дилемма любопытства и ее применение

Альберт Эйнштейн однажды сказал: “У меня нет никакого особого дара, но я безумно любопытен”. Конечно, Эйнштейн был чрезвычайно скромен. Но также несомненно и то, что любопытство – мощная движущая сила в научных открытиях. Действительно, наряду с талантом и интересом, а так же математическими или другими количественными способностями, любопытство является необходимой характерной чертой любого успешного ученого.

Любопытство выдает эмоциональную страсть. Это состояние, когда тебя невольно захватило что-то, о чем невозможно не думать, и за что, так как невозможно действовать иначе, человек несет только ограниченную ответственность. Все мы приходим в мир любопытными, экипированными психологическим двигателем, чтобы исследовать мир и расширять те горизонты, которые мы по нашему мнению достигли. Это не совпадение, что известная книга по психологии развития называется «Ученый в колыбели», работа, которая прослеживает параллели между поведением маленьких детей и процессами и стратегиями исследований, которые являются обычными в науке.

Но стремление к знаниям, которое побуждает врожденное любопытство превзойти установленные горизонты, не ограничено. Многие родители могут рассказать историю о том, как с началом школы игривый подход их детей внезапно меняется, поскольку теперь они должны сосредоточиться на объектах, продиктованных учебным планом. Подобным образом, какой бы желаемой ни была способность науки производить неожиданное и непредсказуемое, она в настоящее время не может утверждать, что не несет никакой ответственности перед обществом.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/4boykOv/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.