0

Жестокость случая

МОСКВА. В России почти за каждым событием скрывается вопрос: «Кто виноват?» Касательно трагедии, унёсшей жизни польского президента Леха Качинского и 95 других польских высших руководителей, мы можем ответить на данный вопрос вполне определённо, по крайней мере, в одном отношении: история виновата.

Данное происшествие настолько ужасно, что это похоже на плохую шутку, или на коварный план КГБ, или на некий сумасшедший заговор в духе фильмов о Джеймсе Бонде, или на сочетание всех трёх вариантов. Однако авиакатастрофа, приведшая к трауру во всей Польше, не является ничем из этого. Данная трагедия, не имеющая никакого логического объяснения, подтверждает лишь одно – жестокость случая.

Что если бы безопасному приземлению в аэропорту Смоленска не препятствовал туман? Что если бы самолёт был не 20-летним ТУ-154 российского производства, а новейшей и более безопасной моделью? Что если бы польский пилот подчинился российскому авиадиспетчеру, пытавшемуся перенаправить самолёт в Москву или в Минск?

К сожалению, жестокость случая лежит также и в основе векового недоверия между Польшей и Россией. Ирония (если в данном случае можно говорить об иронии) заключается в том, что данная трагедия произошла в то время, когда казалось, что недоверие, наконец-то, начало уступать лучшим, более деловым отношениям и лучшему пониманию между двумя странами.