7

Новое лицо центральных банков

ЛОНДОН – Во многих центральных банках мира происходит смена караула. Харухико Курода теперь поставлен на должность управляющего Банком Японии (BOJ), и ему предстоит непростая задача ‑ положить конец двум десятилетиям застоя. Марк Карни, нынешний управляющий Банка Канады, который готовится взять на себя управление Банком Англии (BoE) в июле, уже дает знать о себе в британских денежно-политических дебатах. И в Соединенных Штатах, где в январе вполне ожидаемо заканчивается срок пребывания Бена Бернанке в должности председателя ФРС, уже распространяются слухи о его преемнике.

Единственными уклонившимися среди ведущих экономик мира являются Китай и Еврозона. Но это вовсе не обязательно будет продолжаться вечно. Марио Драги является президентом Европейского центрального банка едва ли больше года, а управляющий Народного банка Китая Чжоу Сяочуань был практически заменен после того, как достиг в феврале пенсионного возраста.

Двадцать лет назад подобные новости заинтересовали бы в основном только банкиров и бизнесменов. Однако после начала мирового кризиса необходимость возрождения и поддержки экономического роста в США, Великобритании и Японии – а также необходимость избежать финансового краха еврозоны – побудила ведущие центральные банки быть более откровенными и проводить более агрессивную денежную политику, включающую нетрадиционные меры, например количественное смягчение (QE). В результате многие центральные банкиры стали общеизвестны; некоторые из них даже обзавелись таблоидными прозвищами, например «супер Марио» Драги.

Этот новый вид популярности заставил некоторых управляющих центральных банков пересмотреть свои процессы принятия решений. В Японии посторонние лица недавно получили редкий проблеск информации о деятельности Банка Японии после утечки протокола заседания правления. Аналогично, преждевременный (на день раньше положенного) выброс протокола мартовской встречи ФРС по определению процентных ставок более чем сотне людей, включая банковских руководителей, ассистентов Конгресса и банковских лоббистов, поднял вопрос о том, каким образом банк контролирует раскрытие конфиденциальной информации.