Мягкая власть и борьба против терроризма

В прошлом году на Всемирном Экономическом Форуме в Давосе в Швейцарии Джордж Кэри, бывший Архиепископ Кентерберийский, спросил Госсекретаря Колина Пауэлла, почему кажется, что Соединенные Штаты уделяют внимание только своей жесткой власти, а не мягкой власти. Секретарь Пауэлл ответил, что Соединенные Штаты использовали жесткую власть, чтобы выиграть II Мировую Войну, но он продолжал: "Что последовало сразу же после использования жесткой власти? Требовали ли Соединенные Штаты господства над какой-нибудь европейской нацией? Нет. Пришла мягкая власть по Плану Маршала... Мы сделали то же самое в Японии".

После того, как война в Ираке закончилась, я говорил о мягкой власти (понятие, которое я разработал) на конференции, одним из спонсоров которой была Армия Соединенных Штатов в Вашингтоне. Одним из спикеров был Министр Обороны Дональд Рамсфелд. По сообщению прессы, "главные военачальники слушали с одобрением", но когда кто-то спросил Рамсфелда, что он думает по поводу мягкой власти, он ответил: "Я не знаю, что это такое".

Одно из "правил" Рамсфелда - это то, что "слабость является провокационной". Он прав в какой-то мере. Как заметил Осама бин Ладен, люди - как сильная лошадь. Но власть, определяемая как способность влиять на других людей, меняет свой облик, и мягкая власть - это не слабость. Наоборот, именно неспособность эффективно использовать мягкую власть ослабляет Америку в борьбе против терроризма.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/3cnPlZA/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.