0

Должны ли акционеры быть королями?

Эта история происходит во Франции, Бельгии и Люксембурге. Но на самом деле это всеобщая европейская история, и в экономическом смысле она охватывает весь мир. Миттал, крупнейшая компания в мире по производству стали, успешно приобрела контроль над Арселором, второй в мире крупнейшей компанией, в результате того, что первоначально было враждебным предложением о поглощении.

Это не просто корпоративное поглощение; это конфликт между бизнесом и социальными моделями. У Арселора, который первоначально был французской и люксембургской компанией, а теперь является преимущественно бельгийской, есть мощная база в Бразилии, и он работает в большей части мира. Он специализируется на производстве высококачественных, специальных стальных продуктах, разработанных для наиболее сложного использования. Эти высококачественные продукты закупаются на основании средне- и долгосрочных контрактов, главным образом, давними заказчиками. Арселор, один из старейших производителей стали в мире, очень мало зависит от крайне спекулятивного мирового рынка нерафинированной стали, и у него (в среднем) высоко квалифицированная и стабильная рабочая сила.

Миттал, в отличие от него, является конгломератом, который появился из ниоткуда и стал мировой ведущей компанией по производству стали всего лишь за последние два десятилетия. Он сделал это, блестяще объединив и рационализировав заводы по производству стали во всем мире. Его президентом является индус, но у него нет фабрики в Индии. Миттал, главным образом, располагается в Восточной Европе, но также имеет сильное присутствие в Азии (в Южной Корее) и Латинской Америке.

Миттал – это мощная, но хрупкая компания, поскольку она сильно зависит от спекулятивных волн глобального рынка нерафинированной стали. Она сокращает затраты и в максимально возможной степени привлекает третьих лиц для выполнения работ, таким образом, ее рабочей силе платят меньше, чем служащим Арселора, и она менее стабильна. Более того, Арселор являлся прекрасной компанией-объектом для поглощения: большинство его капитала принадлежит разным акционерам. Противоположное верно в отношении Митталла, где Лакшми Миттал и его семья владеют более 60% акций. Это объясняет, почему акции Миттала продаются в Амстердаме, одной из немногих фондовых бирж в мире, которая допускает внесение в список компаний с таким небольшим плавающим капиталом. Таким образом, не существует никакой обоюдности: Миттал мог предлагать цену Арселору, а Арселор не мог предлагать цену Митталу.