Смысл и отсутствие смысла в заявлениях о праве на самозащиту

Если, как предположил Сэмюэл Джонсон, патриотизм - последнее прибежище для негодяев, то самозащита - это последнее прибежище для агрессоров. Самозащиту легко используют в качестве оправдания своих действий, как параноики, так и те, кто действительно желает защитить себя от грозящего им нападения. Главным аргументом в поддержку предполагаемого вторжения Америки в Ирак является, конечно же, самозащита, а именно, необходимость оградить себя и своих союзников от возможного использования Саддамом Хусейном оружия массового поражения.

Однако под предлогом «самозащиты» часто совершаются и гораздо менее достойные деяния. Тимоти Маквей, террорист из Оклахома-сити, погубивший в 1995 году 168 человек, считал, что защищает Конституцию США против хищнических действий федерального правительства. Игаль Амир думал, что защищает Израиль против премьер-министра, склонного уступить святую землю врагу, когда совершал террористический акт против Ицхака Рабина в том же 1995.

Те, кто совершает акты насилия, редко признают или даже допускают мысль о том, что их действия - это настоящая агрессия, а никак не деяния в защиту жизни, свободы или какой-либо другой важной ценности. Существует ли разумная граница между смыслом и отсутствием смысла в заявлениях о праве на самозащиту? Юристы должны провести такое разграничение, поскольку, если мы начнем прислушиваться к риторическим заявлениям политических деятелей и параноиков, граница между агрессией и самозащитой исчезнет.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/LuoIQz8/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.