1

Надежда Ирака умирает последней

БАГДАД – Десятилетие прошло с тех пор, как от власти был отстранен Саддам Хусейн, после его более чем трехдесятилетней тирании. Мечтой иракцев после падения Саддама было построить новый, процветающий и демократический Ирак. Страна, находящаяся в мире с самой собой и своими соседями, имеющая конституцию, отстаивающую основные права человека, и характеризующаяся верховенством закона, была желанием практически каждого иракца.

Однако США и союзники, не имеющие согласованного видения будущего Ирака, вели гораздо менее разумную политику в постсаддамовскую эпоху, объявив Ирак оккупированной страной с назначенной Америкой правящей администрацией, которая вскоре решила демонтировать всю существующую систему безопасности, вооруженные силы и средства массовой информации. Она также приняла закон о де-баасификации, который отстранил членов партии Баас от официальных должностей без суда и следствия, тем самым проложив путь к сектантству и, в конечном итоге, насилию на бытовом уровне и беспорядкам.

Эти неудачные, ‑ и в конечном итоге катастрофические ‑ события создали неустойчивое состояние в стратегически важной стране, лежащей в основе очень беспокойного, однако жизненно важного региона мира. По мере того как Ирак двигался через фазы все ухудшающегося госуправления в течение последующих мучительных десяти лет, страна распалась на части, разбивая вдребезги мечты иракцев, которые видели, как их любимая родина вновь скатывается к авторитаризму и практически ежедневным нарушениям конституции. Мир наблюдал за всем этим, будучи, по-видимому, неспособным что-либо сделать.

Последние всеобщие выборы в Ираке в 2010 году принесли надежду на восстановление в виде соглашения о разделе власти между суннитами, шиитами и курдами, которое должно было гарантировать, что страна не вернется к диктатуре. Партия «Аль-иракия», которую я возглавляю, была самым большим избирательным блоком, который возник в результате данного голосования. Однако, несмотря на свой статус, мы согласились отказаться от лидерства, обеспечиваемого конституцией, в надежде на то, что разделение власти и уважение прав всех иранцев является единственной формулой для демократического управления страной. Эти надежды, однако, вскоре исчезли, а находящийся на своем втором сроке премьер министр Ирака Нури аль-Малики, впоследствии отказался от соглашения.