4

Европейский дом России

МОСКВА – Этой весной, после того как Россия аннексировала Крым и начала интервенцию в восточную Украину, Соединенные Штаты и Европейский Союз ввели санкции против российских частных лиц и компаний. Для того чтобы санкции стали эффективным инструментом противодействия амбициям Владимира Путина (а по этому вопросу на Западе сейчас ведутся споры), они должные соединить в себе твердый подход в отношении президента России и открытый – в отношении ее народа.

Понять ту роль, которую санкции могут сыграть в укрощении Кремля, можно, всего лишь вспомнив важность денег для его обитателя. С начала нынешнего столетия и до самого последнего времени Россию наводняли нефтедоллары. По мере того как приток денег увеличивался, росли наглость и агрессия Путина.

В 1999 году вклад нефтегазовых доходов в ВВП России составил $40,5 млрд. По мере увеличения цен и объемов добычи этот вклад значительно возрос, достигнув в среднем $73,5 млрд ежегодно в течение 2001-2004 гг. Растущее богатство России вселило в Путина уверенность – данное изменение проявилось, например, в его решении арестовать в 2003 году Михаила Ходорковского, владельца нефтяного гиганта «Юкос».

И данная тенденция сохранялась. В 2005-2008 годах ежегодная выручка от продажи углеводородов была на $223,6 млрд выше, чем в 1999 году; в конце этого периода Россия вторглась в Грузию. В 2011-2013 годах ежегодные нефтегазовые доходы достигли пика – на $394 млрд выше уровня 1999 года; и это создало условия для кремлевской интервенции в Украину. Во всех перечисленных случаях Путин действовал из убеждения, что российское нефтяное богатство освобождает его от необходимости соблюдать правила, даже международные законы.