2

Космополиты денежно-кредитной политики

НЬЮТОН, МАССАЧУСЕТС – Можете ли вы представить себе французского гражданина, избранного президентом Соединенных Штатов? Или японского премьер-министра в Соединенном Королевстве? Или мексиканского канцлера Германии? Наверное, нет. В конце концов, даже если бы не было никаких юридических препятствий, было бы трудно представить ситуацию, где избиратели, в условиях демократии, установили бы иностранца на высший пост в своем правительстве.

Несмотря на это, за последние несколько лет страны все чаще прибегают к услугам иностранцев и людей с значительным зарубежным опытом для исполнения роли, которая считается второй по значимости в стране: глава центрального банка. Чем объясняется этот сдвиг? Стоит ли нам приветствовать или держаться от него подальше?

Например, Стэнли Фишер, который был номинирован в январе президентом США Бараком Обамой на роль вице-председателя Федеральной резервной системы, таким образом заменяя Джанет Йеллен, является американским иммигрантом из южной части Африки, который до недавнего времени служил управляющим в Банке Израиля с 2005 года. А в июле 2013 года Марк Карни, канадец, который служил главой центрального банка в его родной стране, стал первым иностранцем, который возглавил Банк Англии в его почти 320-летней истории.

Помимо этого, широко уважаемый губернатор центрального банка Ирландии Патрик Хонохан провел почти десять лет во Всемирном банке в Вашингтоне. Один из заместителей Хонохана является шведом с опытом в Управлении денежного обращения Гонконга, а другой французом.