16

Европа не только дисциплины, но и солидарности

БЕРЛИН – Изначально Европейский Союз был тем, что психологи называют «фантастическим объектом», желанной целью, которая вдохновляет воображение людей. Я видел его воплощением открытого общества ‑ объединением национальных государств, которые отказались от части своего суверенитета ради общего блага и образовали союз, в котором не доминировала какая-то одна нация или национальность.

Кризис евро, однако, превратил ЕС в нечто совершенно иное. Страны-члены в настоящее время разделены на два класса ‑ кредиторов и должников ‑ с кредиторами, стоящими во главе. Как самая большая и наиболее кредитоспособная страна, Германия занимает доминирующее положение. Страны-должники платят значительные премии за риск, чтобы профинансировать свои долговые обязательства, что отражается в высокой стоимости займов для всей экономики в целом. Это подтолкнуло их в дефляционный штопор и поставило их в существенное ‑ и, возможно, постоянное – конкурентно невыгодное положение по отношению к странам-кредиторам.

Этот результат не отражает преднамеренного плана, а скорее является следствием ряда стратегических ошибок. Германия не стремится занять доминирующее положение в Европе, и она не хочет принять на себя обязательства и ответственность, которые влечет за собой такая позиция. Назовем это трагедией Европейского Союза.

Но последние события, кажется, дают основания для оптимизма. Власти предпринимают шаги, чтобы исправить свои ошибки, в частности решение о создании банковского союза, а также программы прямых денежных транзакций, что позволит неограниченное вмешательство Европейского центрального банка в рынок суверенных облигаций. Финансовые рынки были успокоены, что евро никуда не денется. Это может стать поворотным пунктом, при условии что это будет надлежащим образом усилено дополнительными шагами к большей интеграции.