1

Образование в чрезвычайных ситуациях: жизненная необходимость

ДАВОС – В идеальном мире дети получали бы помощь в любой момент, когда она им нужна. Когда мальчикам и девочкам приходилось бы покидать свои дома или классы из-за войны, стихийного бедствия или других кризисов, международное сообщество в считанные дни разрабатывало бы план обеспечения их текущего благосостояния. И такие планы включали бы не только спасение жизней, но и центры психологической поддержки и образования, защищающие возможности и надежду. Такие места уже существуют. Они называются школами.

К сожалению, наш мир далек от идеального. Когда дети нуждаются в помощи, дни превращаются в недели и месяцы. Сотни отчаявшихся детей превращаются в тысячи и, в конце концов, в миллионы. На смену надежде приходят долгие страдания – не на несколько месяцев и даже не на год, а в среднем более чем на десятилетие. Дети не могут посещать школу, отрезаны от всех возможностей и обречены жить в невыносимых условиях – их используют как рабочую силу или заставляют попрошайничать, насильно отдают замуж, похищают, втягивают в банды или вербуют в ряды экстремистов.

Того, что произошло в последние годы в Южном Судане, на севере Нигерии и в Ираке – а также и в Иордании, и в Ливане, где сотни тысяч сирийских детей-беженцев лишены возможности вернуться в школу – более чем достаточно для обоснования необходимости создания нового гуманитарного фонда в поддержку образования при чрезвычайных ситуациях. События во время кризиса с вирусом Эбола в Либерии, Гвинее и Сьерра-Леоне – где школы, которые посещало пять миллионов детей, так и остались закрытыми или недостаточно быстро открылись вновь – также указывают на эту необходимость. На очереди – вероятно, Йемен и Чад.

Во всех этих странах и ситуациях будущее зависит от того, будем ли мы, международное сообщество, действовать. «Цели развития на тысячелетие» обязывают международное сообщество решить задачу всеобщего начального образования к концу 2015 года. Но количество тех, кто не посещает школу, по официальным данным сейчас составляет 58 миллионов. И, бросив школу на год или больше, дети обычно в нее уже не возвращаются.