Реформирование банковской реформы

ЛОНДОН. За последние три года были израсходованы океаны чернил (или байтов) на изложение схем по решению головоломки банков, «слишком больших, чтобы обанкротиться». Многие академики и ученые мужи бранили регулирующие органы и центральные банки за их неспособность понять очевидные преимущества так называемой «узкой банковской системы» – восстановления эры Гласса-Стиголла, т.е. периода разделения коммерческих и инвестиционно-торговых банков или значительно более высоких требований к капиталу. В случае принятия любого из данных средств, мир стал бы более безопасным и счастливым местом, а налогоплательщики больше бы не рисковали тем, что их средства будут направлены на государственную помощь безответственным финансистам.

В ответ банкиры были склонны возражать, что любое вмешательство в их деятельность является бессовестным посягательством на их неотъемлемое право тратить деньги акционеров и вкладчиков так, как им заблагорассудится. Кроме того, они возражают, что любое увеличение обязательного уставного капитала просто ляжет на плечи заемщиков в форме повышенных процентных ставок, что приведет к торможению темпов экономического роста.

Можно было бы назвать это разговором глухих, однако большинство глухих людей могут довольно хорошо общаться друг с другом – с помощью языка жестов и другими способами.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/oz1DqDs/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.