0

Путинский Ковчег

Недавно я, после пятилетнего перерыва, посетил Москву. Город, выглядевший необычным и незнакомым, удивил меня своей способностью к переменам. Дни моего пребывания в России были поделены между официальными встречами, часами, потраченными в уличных пробках, и ночами, проведенными со старыми друзьями, старавшимися показать мне лучшие стороны ночной жизни Москвы.

В свой первый свободный вечер я был приглашен в заведение под названием “Шинок.” Ресторан выделялся множеством особенностей, характерных для этнических ресторанов повсеместно. В заведении во множестве были представлены различные образцы китча, на этот раз украинского . Но в оформлении интерьера был один уникальный элемент – искусственная стена с окнами, отделявшая часть зала. За стеной помещалось несколько загонов, как на деревенском дворе.

Население этого суррогатного скотного двора состояло из настоящей коровы, а также цыплят и гусей. Время от времени появлялась пожилая женщина, чтобы покормить животных. Посетители, наслаждавшиеся борщом и пирогами, с удовлетворением взирали на её усилия. “Она работает на ресторан,” - пояснил мой знакомый. - “Она кормит животных и сидит во дворе, чтобы создать атмосферу сельской жизни”.

“Шинок” был как нельзя лучшим представлением современной новой волны в ресторанной культуре Москвы. Несколькими днями позже я посетил еще одно этническое место сборищ – “Белое солнце пустыни”. “Белое солнце” появилось в советские времена. Тогда заведение называлось “Узбекистан” и не выделялось ничем, кроме обязательной кулинарной демонстрации предполагаемого нерушимого единства пятнадцати братских республик Советского Союза.