0

Наш постмодернистский кризис

Если бы Греция объявила дефолт, это не только создало бы угрозу для Португалии, Испании и других не самых экономически сильных стран зоны евро, но и весь ЕС столкнулся бы угрозой для своих ценных бумаг. Это, в свою очередь, спровоцировало бы крушение банков и страховых компаний, казалось бы «слишком крупных, чтобы обанкротиться», ‑ не только в Европе, но и во всём мире.

Когда главы стран-членов ЕС встретились в Брюсселе для того, чтобы справиться с греческим кризисом, рынок межбанковских операций, являющийся решающим для ликвидности финансовых институтов, начал замораживаться, – точно так же, как было после краха банка Lehmann Brothers в сентябре 2008 г. Мировая финансовая система вновь оказалась на краю пропасти. Лишь объединив усилия и предоставив государственную финансовую помощь на сумму 750 миллиардов евро, страны-члены зоны евро и МВФ смогли предотвратить очередное системное крушение.

Но сколько ещё случаев финансовой помощи банкам за счёт государства вытерпит население западных демократических стран, прежде чем кризис глобальной финансовой системы превратится в кризис западной демократии? Ответ очевиден: не много.

Кризис пока что не проявил себя для большинства граждан Запада в устрашающей, масштабной форме 1929 г. Пока что финансовый кризис по-прежнему кажется довольно туманной опасностью: люди боятся инфляции, экономического застоя, безработицы, а также потери активов и статуса. Они ещё не думают, что тот мир, который они знают, доживает свои последние дни.