4

Развивающиеся рынки: риски и награда

НЬЮ-ЙОРК – Одно из определений экономики с развивающимся рынком заключается в том, что политический риск в такой стране выше, а доверия к её политике меньше, чем в странах с развитой экономикой. После финансового кризиса, когда экономика развивающихся стран продолжала уверенный рост, это определение казалось устаревшим, сейчас же, после недавних бурных событий в экономике некоторых из них, частично вызванных не очень высоким доверием к экономической политике и ростом политической неуверенности, оно кажется столь же актуальным, как и всегда.

Возьмём, к примеру, так называемую «хрупкую пятёрку»: Индию, Индонезию, Турцию, Бразилию и ЮАР. Роднят их между собой не только экономические и политические слабости (двойной дефицит: финансовый и текущего счёта, замедление роста и усиление инфляции, медленные структурные реформы), но и грядущие в этом году президентские или парламентские выборы. Многие другие развивающиеся страны – Украина, Аргентина, Венесуэла, Россия, Венгрия, Таиланд и Нигерия – также сталкиваются со значительной политической и/или социальной неуверенностью и гражданскими волнениями.

И в этом списке не названы опасно нестабильный Ближний Восток, где «арабская весна» в Ливии и Египте превратилась в бурную зиму, наполненную непримиримостью; гражданская война свирепствует в Сирии и тлеет в Йемене; а Ирак, Иран, Афганистан и Пакистан превратились в постоянный очаг нестабильности. Не упомянули мы и про геополитический риск в Азии, возникающий из-за территориальных споров между Китаем и многими его соседями, в том числе Японией, Филиппинами, Южной Кореей и Вьетнамом.

Согласно позитивным высказываниям о развивающихся рынках, индустриализация, урбанизация, рост доходов на душу населения и зарождение потребительского общества среднего класса должны стимулировать долгосрочную экономическую и социополитическую стабильность. Но во многих странах, недавно пострадавших от политических потрясений, – Бразилии, Чили, Турции, Индии, Венесуэле, Аргентине, России, Украине и Таиланде – на баррикадах стояли именно представители городского среднего класса. Аналогично, и в «арабской весне» сначала задавали тон студенты и городской средний класс – до того, как на лидирующие позиции вырвались исламистские силы.