2

Новаторство в финансировании на нужды развития

РИМ. Более четырех десятилетий назад богатейшие страны мира заявили о том, что не менее 0,7% их ВВП будет выделяться на официальную помощь для развития (ОПР). Но данную задачу выполнили лишь несколько стран. Выплаты по ОПР не являются ни стабильными, ни надежными, ни отражающими потребности, и сомнения по поводу их эффективности не исчезли.

ОПР значительно снизилась после «холодной войны», упав в 1997-2001 гг. до 0,22% от общего ВВП развитых стран, прежде чем снова подняться после терактов 11 сентября 2001 г. в США и Международной конференции по финансированию развития в г. Монтеррей в Мексике на следующий год. Затем, т. к. правительства развитых стран ввели жесткие меры бюджетной экономии после глобального экономического кризиса, ОПР снова снизилась – до 0,31% ВВП в 2010-2011 гг.

Но со времени конференции в Монтеррее выявились важные дополнительные потребности финансирования на нужды развития, в том числе схемы «помощь в обмен на торговлю» и финансирование для смягчения последствий изменения климата и приспособления к нему. И, хотя Ведущая группа новаторского финансирования на нужды развития (в которую входят правительства 63 стран, а также международные и общественные организации) внесла свой вклад в значительный прогресс в прошлом десятилетии, определение новаторского финансирования на нужды развития остается спорным. Критики заявляют, что международные налоги (например, на выбросы углекислого газа), которые Ведущая группа считает потенциальным источником финансирования, посягают на государственный суверенитет.

К тому же, источники финансирования не обязательно определяют то, как распределяются средства, не говоря уже о том, как они, в конечном итоге, будут использованы. Например, хотя первоначально для финансирования помощи на развитие планировалось ввести так называемый налог Тобина (небольшой сбор на финансовые операции), в ЕС недавно была принята его версия с целью пополнения доходов национальных бюджетов.