0

Двусмысленное наследие Мушаррафа

Уход в отставку президента Пакистана Первеза Мушаррафа заканчивает одну из интересных необычных историй субконтинентальной политики: на протяжении более четырех лет в Пакистане был президент, который родился в Индии, в то время как премьер-министр Индии (Манмохан Сингх) родился в Пакистане. Поскольку страна разделена уже более шестидесяти лет, то есть вероятность, что подобная аномалия повторится. Однако это не единственная причина, по которой индийцы провожают Мушаррафа со смешанными чувствами.

Мушарраф был тем человеком, которого могли ненавидеть многие по другую сторону границы. Кроме того, он взобрался на военную верхушку при поддержке исламистских элементов пакистанской армии, которые пришли к власти (ранее представляя собой скорее подготовленные британцами и американцами англофильские кадры) после десятилетнего фундаменталистского военного правления генерала Мухаммеда Зия-уль-Хака.

Несмотря на то, что Мушарраф выглядел вежливым человеком, который наслаждался шотландским виски и восхищался индейкой, он не был пакистанским антиклерикалом, которых так любят индийские либералы. Вместо этого он культивировал репутацию сторонника жесткой линии в отношении Индии. Тот факт, что его семья была вынуждена покинуть бегством Индию во время раскола, оставил на нем дополнительный шрам: широко обсуждалось, что он рассматривал отношения с Индией, как ряд возможностей для отмщения за то, что его семье пришлось пережить во время переворота 1947 года.

Как начальник штаба армии Мушарафф руководил опустошительным каргилским вторжением 1999 года, когда Пакистан втайне переправил свои войска через зону прекращения огня для захвата высот, имеющих стратегическое значение с выходом на ключевую дорогу Индии. Разведывательные службы Индии запечатлели, как Мушарраф хвастался о проведенной операции по открытой телефонной линии во время визита в Пекин. Поскольку вторжение было показательно незаконным и провокационным, Пакистан отвергал участие официальной армии, что привело к тому, что когда они получили отпор с большими жертвами с обеих сторон, Мушарраф отказался принимать тела своих собственных солдат. Это стало событием в отношениях Пакистана и Индии, после которого в Дели никто уже не мог снова поверить Мушаррафу.