5

Железная леди как освободитель

Харьков, УКРАИНА. Тюрьма ‑ это всегда место для траура. Однако, возможно, получение известия о смерти Маргарет Тэтчер в этом месте в наибольшей степени соответствует мрачной действительности, поскольку оно заставило меня вспомнить о лишенном свободы обществе моей юности, для освобождения которого Тэтчер сделала так много.

Для многих из нас, выросших в Советском Союзе и его сателлитах в Восточной Европе, Маргарет Тэтчер навсегда останется героиней. Она не только поддерживала дело свободы – в том числе и экономической – в Великобритании и на Западе; провозгласив Михаила Горбачева человеком, «с которым можно иметь дело», (в то время как почти каждый демократический лидер с подозрением относился к его политике перестройки и гласности), она стала жизненно важным катализатором в освобождении наших гулаговских обществ.

Действительно, в бывшем коммунистическом мире для всех тех, кто стремился построить свободное общество на обломках тоталитаризма, «железная леди» стала светской иконой. Ее качества смелости и настойчивости – «не отступать» ‑ являются для нас живым примером того типа лидерства, который не прогибается в моменты политической опасности. И я, разумеется, почерпнула вдохновение из ее верности своим принципам и абсолютной решимости сражаться вновь и вновь, когда речь идет о справедливости.

Одной из истинных радостей моей жизни в политике была возможность пообедать в спокойной обстановке с Тэтчер в Лондоне несколько лет назад и выразить ей свою благодарность за признание нашего шанса на свободу, а также за перехват дипломатической инициативы ради помощи в его реализации. На протяжении всего моего пребывания на посту премьер-министра я мысленно повторяла одну из ее фраз: «Я не политик консенсуса; я политик убеждения». Ее строгое понимание истинного предназначения политика всегда помогало мне во время политической борьбы, чтобы убедить себя в том, что наш долг в качестве лидеров заключается не в том, чтобы занимать должности, а в том, чтобы использовать нашу власть для улучшения жизни людей и расширения масштабов их свободы.