0

Китай: много законов, но мало законности

Картинка на экране монитора шокирует: мужчина лежит на больничной койке, его голова перевязана, с макушки стекают длинные кровавые потеки. Сидя теперь рядом со мной, этот человек несколько сдержанно поясняет: «Конечно, мне нужно продолжать верить в китайскую систему правосудия, хотя я должен признать, что после этого инцидента несколько утратил свой оптимизм».

«Инцидент» произошел в декабре прошлого года, когда он и еще один адвокат ехали на место для подготовки повторного слушания по делу слепого самоучки-правозащитника. Против него было сфабриковано обвинение местными властями после того, как он разоблачил злоупотребления местных органов по планированию семьи. В автобус, в котором ехали два адвоката, ворвалась группа людей, некоторые из них с металлическими трубами, и жестоко их избила.

Травмы оказались не слишком опасными, но данный инцидент иллюстрирует собой парадокс китайской юридической системы: за последние два десятилетия Китай принял сотни законов и возвысил принцип «править страной согласно закону» как идеологически, так и конституционно. Правосознание в обществе поднялось до беспрецедентно высокого уровня. На прошлой неделе Китай наконец-то увековечил частную собственность, приняв долгожданный закон о правах собственности, что правительство назвало «значительным прогрессом по утверждению правопорядка в стране».

И тем не менее доступ к правосудию по-прежнему жестко ограничен, суды до сих пор контролируются Коммунистической партией Китая (КПК), а адвокаты, участвующие в судебных делах против местных государственных органов, остаются очень уязвимыми к мести со стороны государственных и негосударственных деятелей. Возмездие может быть разным: от приостановки действия лицензий юридическим бюро до физического запугивания или нападения преступных элементов. После того, как нападавшие ушли, два адвоката неоднократно звонили в полицию, чтобы сообщить об инциденте, но полицейские не предприняли ничего, кроме того, что выслушали их по телефону. Формальные же жалобы в министерство юстиции и в национальную ассоциацию адвокатов не были даже приняты, не говоря уже об ответе.