0

Яблочко от яблони недалеко падает

ЛОНДОН. «Вчерашний враг – это друг сегодня .... Это была настоящая война, но те братья теперь свободные люди». Так говорил Саиф аль-Ислам аль-Каддафи в марте 2010 года, ссылаясь на лидеров Ливийской исламской боевой группы (ЛИБГ), вооруженной организации, которая три раза пыталась убить его отца, Муаммара аль-Каддафи, в середине 1990-х годов.

Это может показаться удивительным. Несколько дней назад тот же самый человек обещал ливийцам «море крови», если режим его отца будет свергнут. В действительности, Саиф аль-Ислам, элегантный, тихий выпускник Лондонской школы экономики, в настоящее время стал первым подозреваемым в массовых преступлениях против человечества.

Люди вроде меня, которые изучают тактику арабских диктатур и причины их сохранения, удивлены меньше, если вообще удивлены, таким поворотом событий. Арабские авторитарные режимы, в отличие от других, которые уступили дорогу демократии, не в состоянии реформироваться самостоятельно; тем не менее, они освоили тактику, необходимую для продления времени жизни их стареющих тираний.

Создание многоглавого аппарата безопасности, массовые убийства оппонентов (как реальных, так и воображаемых), широко распространенные пытки и непрерывные репрессии и цензура – это некоторые моменты из общей тактики, используемой Каддафи, бывшим президентом Египта Хосни Мубараком, бывшим президентом Туниса Зином аль-Абидином Бен Али, президентом Сирии Башаром аль-Асадом и другими арабскими диктаторами.