68

Призраки европейского режима строгой экономии

НЬЮ-ЙОРК – «Если факты никак не укладываются в теорию - надо ее менять» гласит старая пословица. Но часто оказывается, что легче придерживаться теории и изменить факты. Во всяком случае, так считает канцлер Германии Ангела Меркель и другие европейские лидеры про-жесткой экономии. Хотя факты лежат у них прямо перед носом, они продолжают отрицать реальность.

Жесткая экономия не удалась. Но ее защитники готовы претендовать на победу на основе самого слабого из возможных доказательств: экономика уже не находится в рецессии, так значит жесткая экономия сработала! Но с такими претензиями можно также логично сказать, что спрыгнув с обрыва мы нашли лучший способ сползти вниз с горы; в конце концов, мы спустились.

Но каждый спад приходит к концу. Успех следует измерять не по тому, что восстановление в конечном итоге происходит, но по тому, как быстро оно охватывает ситуацию и насколько обширный ущерб настанет от спада.

Учитывая эти необходимости, жесткая экономия была полным истребительным бедствием, которое становится все более очевидным, так как экономики Европейского Союза вновь сталкиваются с рецессией, даже тройным падением, и с сохраняющейся безработицей на рекордно высоком уровне, а реальное ВВП на душу населения (с поправкой на инфляцию) во многих странах остается ниже докризисных уровней. Даже в наиболее эффективных экономиках, таких как Германия, рост после кризиса 2008 года был настолько медленным, что, в любом другом случае, он бы считался крахом.