3

Государственная политика и старение населения

ЭДИНБУРГ – Сто лет назад, в большинстве европейских стран количество детей превосходило количество пожилых людей десять к одному. Сегодня, количество людей в возрасте старше 65 лет равно количеству тех, которым меньше 16 лет. В Соединенном Королевстве, примерно одному из шести людей на данный момент 65 лет и больше, в Соединённых Штатах эта цифра уменьшается до одного из восьми, а в Японии на одного из четырех.

Этот сдвиг осуществился с помощью снижения уровня рождаемости и младенческой смертности в первой половине двадцатого века, а также ростом ожидаемой продолжительности жизни в последние десятилетия. Какими бы ни были причины, многие обеспокоены тем, что, в ближайшие десятилетия стремительное демографическое старение населения будет все больше напрягать здоровье, благополучие населения и программы здравоохранения, положив неустойчивое давление на государственные бюджеты.

Однако, хотя такие опасения и не лишены оснований, дискуссии о старении населения склонны преувеличивать масштабы, скорость и влияние этой ситуации, благодаря фундаментально неправильному пониманию о том, как население «стареет». В отличие от людей, население не следует жизненному циклу рождения, старения и смерти. Тем более, в то время как возрастное распределение населения может измениться, происходит и увеличение ожидаемой продолжительности жизни. А возраст становится ненадежным способом измерения производительности населения.

Возраст имеет два составляющих элемента: количество лет, которые человек прожил (легко измеряемый у отдельных лиц и населений) и сколько ему осталось жить (количество неизвестно у физических лиц, но подлежит прогнозированию для населения). Когда снижается смертность, то оставшаяся продолжительность жизни (RLE или remaining life expectancy) увеличивается для людей всех возрастов. Это различие очень важно, потому что многие поведения и отношения (в том числе те, которые относятся к состоянию здоровья) могут быть связаны больше с RLE, чем с возрастом.