Paul Lachine

Японское политическое руководство новой модели

АМСТЕРДАМ. Посреди ужасающих новостей из Японии установление в ней новых стандартов политического руководства легко упустить, отчасти потому что японские средства информации следуют своей старой привычке автоматически критиковать то, как чиновники борются с последствиями стихийного бедствия, а многие иностранные репортеры, не понимающие этого, просто копируют данный критический тон. Но по сравнению с последствиями катастрофического землетрясения в г. Кобе в 1995 г., когда власти, казалось, сняли с себя всякую ответственность за лишения пострадавших, разница не может быть сильнее.

На этот раз правительство Демократической партии Японии (ДПЯ) во главе с премьер-министром Наото Каном прилагает максимальные усилия с беспрецедентно интенсивным участием кабинета министров и вновь созданных специальных оперативных групп. Сам премьер-министр и соответствующие чиновники регулярно появляются в теленовостях в спецодежде, обычной для японских инженеров.

В 1995 г. о жителях Кобе, извлеченных из-под обломков, заботились, если они были членами корпораций или религиозных групп. Остальные должны были, в основном, становиться на ноги самостоятельно. Это было проявлением «феодального» корпоративного подхода, при котором прямая связь между гражданином и государством не играет никакой роли. Данное широко осуждавшееся государственное пренебрежение по отношению к потерпевшим от землетрясения в Кобе стало одним из главных источников общественного возмущения, которое содействовало популяризации реформистского движения, на гребне которого появился Кан.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/EKU3hB1/ru;