1

Не является ли экономический рост неполноценным без достижения социального прогресса?

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ. География бедности и социальной изоляции существенно изменилась за два десятилетия. В настоящий момент более 70% бедноты проживают в странах со средним уровнем дохода. И в следующем десятилетии эта тенденция сохранится, что поднимает очень важные вопросы. Смогут ли избавление от бедности и человеческое развитие идти в ногу с ростом доходов? Не будет ли экономический рост неполноценным без достижения социального прогресса и гендерной вовлеченности?

Рассмотрим в качестве примера Южную Азию, где уровень бедности упал с 60% в 1981 году до 40% в 2005 году ‑ недостаточно быстро, если учесть рост населения в этом регионе, для того чтобы уменьшить общее количество бедных людей. В действительности количество бедных людей (определяется как количество людей, живущих на доход на человека менее 1, 25 долларов США в день при пересчете на покупательную способность в 2005 году) увеличилось с 549 миллионов в 1981 году до 595 в 2005 году, и с 420 миллионов до 455 миллионов в Индии, в которой проживают почти три четверти бедноты этого региона.

Другими словами, хотя страны Южной Азии имеют неплохие показатели по снижению бедности, простое соответствие глобальным тенденциям в этом вопросе может быть недостаточным для региона, в котором сосредоточено больше всего бедных людей мира.

В Индии экономический рост был ниже, чем в Китае, что частично объясняет более высокий уровень бедности в этой стране. Но уровень бедности в стране также зависит от степени неравенства доходов ‑ снижение которого способствует тому, чтобы экономический рост больше благоприятствовал бедноте ‑ и неравенство доходов в Китае, на самом деле, увеличивалось быстрее, чем в Индии. Таким образом, прилив, в действительности, может поднять все лодки, и при этом экономический рост будет бит козырной картой неравенства, когда речь идет о снижении бедности.