0

Являются ли выплаты банкирам корнем финансового зла?

ЧИКАГО. Практику предоставления компенсационных выплат на финансовых фирмах постоянно обвиняют в том, что она является основной причиной недавнего глобального финансового кризиса. Предполагают, что ограничение выплат банкирам может решить проблему. Но будут ли работать такие ограничения?

Прежде, чем учредить такое насильственное регулирование, мы должны проверить, были ли прошлые структуры компенсационных выплат катализатором наших недавних проблем. Если мы скажем, что да, то это подразумевает три вещи: высшее руководство банков было вознаграждено за краткосрочные результаты большими суммами наличных денег, выданных авансом; правление банка не владело достаточно большими уставными фондами, чтобы регулировать свои интересы в соответствии с интересами акционеров; и должностные лица, которые получали большие выплаты и у которых была меньше акционерная собственность, должны были иметь очень сильный стимул, чтобы взять на себя «плохие» и избыточные риски, и, соответственно, они должны иметь наихудшие кризисные показатели.

Два экономиста, Рудигер Фаленбрах и Рене Штульц, проверили эти условия, изучив главных исполнительных директоров почти 100 крупных финансовых учреждений с 2006 по 2008 годы. Они начали в 2006 году, так как предположительно это был момент, когда некоторые финансовые компании заняли рискованную позицию, которая привела к кризису.

В 2006 году главные исполнительные директора унесли домой в среднем 3,6 миллиона долларов наличных денег в качестве компенсации, это получится менее половины общей суммы компенсационных выплат. Большая часть выплат была в акциях и опционах с ограничениями на их перепродажу. В то же время они держали в среднем по 88 миллионов долларов в акциях своих фирм и опционах. Другими словами, они оставили на своих фирмах сумму в 24 раза большую, чем унесли домой. Поэтому кажется маловероятным то, что эти наличные суммы, выданные авансом, являлись таким уж стимулом для среднего исполнительного директора для сознательного принятия «плохих» и избыточных рисков, которые бы ставили под угрозу его долю в акционерном капитале, которая намного больше.