6

Иран против Саудовской Аравии

БЕРЛИН – «Новый» Ближний Восток сегодня ежедневно находится в центре внимания. В отличие от старого Ближнего Востока, чья судьба определялась доминирующими западными державами (Соединенным Королевством и Францией после первой мировой войны и Соединенными Штатами с 1940-х и до недавнего времени), у него нет внешнего гегемона, который стабилизировал бы обстановку. Из-за отсутствия доминирующей региональной державы там образовался опасный стратегический вакуум.

Совершенно очевидно, что США больше не желают – или не способны – играть старую роль. Хотя Америка не собирается полностью выводить свои вооруженные силы из региона, прямое военное вмешательство, особенно с использованием наземных войск, не выдержит критики, учитывая фиаско в Ираке. Америка может стать военным игроком только в случае серьезной угрозы для стратегического баланса сил в регионе (что объясняет авиаудары США по Исламскому Государству в Ираке и Сирии). Кроме того, США в настоящее время работает на дипломатическом уровне над разрешением или, по крайней мере, сдерживанием фундаменталистской стратегической угрозы – опасности, которую несет в себе иранская ядерная программа.

Различные государственные и негосударственные субъекты пытаются заполнить пустоту, образовавшуюся благодаря новообретенной осторожности США, и большинство среди последних зависит от поддержки региональных держав, и в частности от поддержки Ирана и Саудовской Аравии. Борьба этих стран за региональное господство в данный момент разыгрывается через прокси-сражения на территории Ливана, Ирка, Сирии, а теперь и Йемена. Действительно восстание хуситов в Йемене знаменует собой новый этап более обширного регионального конфликта. События не ограничиваются югом Аравийского полуострова, непосредственно на границах Саудовской Аравии; прямое военное вмешательство королевства перевело его стратегическое соперничество с Ираном в открытую фазу.

Как всегда происходит на Ближнем Востоке, религиозные и этнические факторы играют в данном соперничестве большую роль. Шиито-суннитский раскол в исламе находит свое отражение в геополитике региона. Кроме того, поскольку Иран является шиитской страной, а подавляющее большинство арабов являются суннитами, это еще больше заостряет этническую самобытность Ирана.