0

Иран: год спустя

ВАШИНГТОН. В этом месяце исполнится ровно год после спорных перевыборов неуступчивого иранского президента Махмуда Ахмадинеджада, которые спровоцировали крупнейшие беспорядки в стране со времён «исламской революции» 1979 г. Хотя режим постепенно смог жестоко подавить мощь оппозиционного «Зелёного движения», глубокие внутренние разногласия страны – как между политическими элитами, так и между правительством и обществом – далеки от исчезновения.

Среди многочисленных жертв тех выборов оказалась идея «исламской республики». Как выразился ныне покойный Великий Айатолла (духовный лидер) Али Монтазери, «жестокость этого режима к своему собственному народу сделала его «не-исламским и не-республиканским».

Ещё одной жертвой стала легитимность Верховного лидера Айатоллы Али Хаменеи. В течение двух десятилетий Хаменеи обманчиво культивировал образ беспристрастного и великодушного наставника, но его демонстративная поддержка Ахмадинеджада показала, что он является мелочным и фанатичным деспотом. Среди беспрецедентных лозунгов, звучавших во время уличных протестов прошлого лета, были оглушительные скандирования: «Хаменеи – убийца, его лидерство ‑ ничто!»

При лидерстве Хаменеи нечестивое трио богатеев Стражей исламской революции, неуступчивых священнослужителей и фанатичных добровольцев милиции Басидж постоянно увеличивало свою власть. Несмотря на его религиозные притязания на роль духовного наставника, будущее Хаменеи во многом находится в руках Стражей исламской революции. В то время как оппозиция к его власти среди высшего духовенства святого города Кум беспокоит Хаменеи, оппозиция внутри Стражей исламской революции может быть для него фатальной.