Skip to main content

sheng91_Budrul ChukrutSOPA ImagesLightRocket via Getty Images_hong kong shoppers Budrul Chukrut/SOPA Images/LightRocket via Getty Images

Неравенство – вот реальная проблема Гонконга

ГОНКОНГ – С тех пор как 1 июля 1997 года Китай восстановил суверенитет над Гонконгом, этот город экономически процветал, но политически загнивал. И сегодня один из самых богатых в мире городов охватили протесты, блокирующие дороги, парализующие работу аэропорта, а иногда доходящие до насилия. Но нынешний хаос – это не какая-то уникально китайская проблема; его следует рассматривать как звоночек для капиталистических систем, не способных решить проблему неравенства.

Во время кризиса эмоции с лёгкостью начинают преобладать над доводами разума, а популярность приобретают обманчивые, радикальные идеи. Примером этой тенденции являются сообщения СМИ, в которых нынешние беспорядки представляются как столкновение культур, ставшее символом более широкой, глобальной борьбы авторитаризма и демократии, или появляются упоминания о «битве двух цивилизаций», как выразился гонконгский депутат Фернандо Чэун.

В подобных рассуждениях «демократия» обычно считается синонимом повышенного благосостояния – но такая характеристика не опирается на факты. Как признался политолог Фрэнсис Фукуяма, централизованные, авторитарные системы способны обеспечивать более высокие экономические результаты, чем децентрализованные и неэффективные демократические режимы. И стоит также отметить, что у официальных лиц, подобных Чэуну, имеется возможность свободно критиковать правительство Китая на международной арене.

Те, кто считает, что правительство Китая прибегнет к помощи армии для подавления протестов, забывают об афоризме Сунь-цзы: победа в войне без единого сражения – это «вершина мастерства». Правительство Китая прекрасно понимает, что, если Гонконг превратится в поле политических или идеологических битв, тогда пострадают мир и процветание не только в этом островном городе, но и на материке. И поэтому оно готово многое сделать ради сохранения принципа «одна страна, две системы», лежащего в основе суверенитета страны над Гонконгом.

А вот что китайское правительство не готово делать, так это рассматривать возможность предоставления городу независимости. Как родитель, имеющей дело с недовольным подростком, Китай считает нынешние беспорядки семейным вопросом, который должен решать внутри семьи. Призывы некоторых протестующих в Гонконге к посторонним силам, например к США, вмешаться, не просто ничем не могут помочь; в этих призывах совершенно не учитывается длинный и деструктивный список попыток США «построить демократию» в различных странах мира – от Центральной Америки до Центральной Азии.

Реальность такова: Гонконг уже является живым экспериментом, демонстрирующим, как работают принципы верховенства закона и выборной демократии в китайском контексте. Этот город занимает 16 место в рейтинге «Индекс верховенства закона», составляемого World Justice Project, сразу за Японией и выше Франции (17 место), Испании (21 место) и Италии (28-е). А вот с выборной демократией есть серьёзные проблемы, которые мало связаны с материком.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

В основе недовольства жителей Гонконга лежит очень мощный, но обычно игнорируемый фактор – неравенство. Коэффициент Джини (где ноль означает максимальное равенство, а единица – максимальное неравенство) сейчас равен в Гонконге 0,539. Это наивысший показатель за последние 45 лет. Для сравнения – среди крупных развитых стран самый высокий коэффициент Джини сейчас составляет 0,411 (в США).

Наиболее ярко это неравенство проявляется в сфере жилья. Количество жилой площади на душу населения в Гонконге равно всего лишь 16 квадратным метрам, по сравнению с 36 кв. м в Шанхае. Кроме того, если в Гонконге 45% населения проживает на арендованной у государства или субсидируемой жилой площади, то в Китае 90% домохозяйств владеют хотя бы одним домом.

Между тем, несмотря на финансовые резервы в размере более 1,2 триллиона гонконгских долларов ($147 млрд), автономное правительство Гонконга не занимается решением проблемы неравенства, причём именно из-за электоральной политики, которую так защищают протестующие. Городской законодательный совет, депутаты которого избираются в рамках запутанной процедуры, основанной на пропорциональном представительстве, является политически и идеологически слишком расколотым, чтобы достичь консенсуса.

Не имея возможности провести жёсткие реформы для преодоления влияния лоббистов (как это делает правительство Китая на материке), городской совет оказался подвержен влиянию девелоперов недвижимости, стремящихся заблокировать любые меры, которые могут привести к снижению цен, – например, выделение земли под строительство нового государственного жилья.

Как сообщается, некоторые компании накопили огромные объёмы неиспользуемой сельскохозяйственной земли (или напрямую, или через компании-пустышки) именно для того, чтобы ограничить предложение жилья.

Протестующие в Гонконге считают, что их не слышат. Но их подвела элита собственного города, а не правительство Китая. Лидеры Гонконга оказались настолько сильно оторваны от интересов простых людей, что протестное движение застало их врасплох, несмотря на сигналы, поступавшие из социальных сетей и свободной (хотя и оппозиционно настроенной) прессы.

Это означает, что помимо решения конкретных проблем (например, проблемы высоких цен на жильё) Гонконгу надо будет заново налаживать каналы связи между обществом и властью. Сделать это будет не просто – и не в последнюю очередь потому, что у протестного движения нет каких-либо явных лидеров. Тем не менее, для обеспечения легитимности правительства, пока оно будет проводить необходимые реформы, понадобится некий консенсус по поводу того, как именно всем надо двигаться дальше в качестве сообщества.

Потребуется время, прежде чем Гонконг восстановится после нескольких месяцев беспорядков. Но все китайцы – от Пекина до Гонконга – знают, что нельзя ничего быстренько исправить и не бывает решительных сражений. Прогресс – это всегда бесконечная череда маленьких шагов, многие их которых приходится делать в трудных условиях. Единственный способ добиться успеха – действовать со смирением, терпением, мудростью и чувством общей судьбы.

https://prosyn.org/Sv6vR2Hru;
  1. palacio101_Artur Debat Getty Images_earthspaceshadow Artur Debat/Getty Images

    Europe on a Geopolitical Fault Line

    Ana Palacio

    China has begun to build a parallel international order, centered on itself. If the European Union aids in its construction – even just by positioning itself on the fault line between China and the United States – it risks toppling key pillars of its own edifice and, eventually, collapsing altogether.

    5
  2. rajan59_Drew AngererGetty Images_trumpplanewinterice Drew Angerer/Getty Images

    Is Economic Winter Coming?

    Raghuram G. Rajan

    Now that the old rules governing macroeconomic cycles no longer seem to apply, it remains to be seen what might cause the next recession in the United States. But if recent history is our guide, the biggest threat stems not from the US Federal Reserve or any one sector of the economy, but rather from the White House.

    3
  3. eichengreen134_Ryan PyleCorbis via Getty Images_chinamanbuildinghallway Ryan Pyle/Corbis via Getty Images

    Will China Confront a Revolution of Rising Expectations?

    Barry Eichengreen

    Amid much discussion of the challenges facing the Chinese economy, the line-up of usual suspects typically excludes the most worrying scenario of all: popular unrest. While skeptics would contend that widespread protest against the regime and its policies is unlikely, events elsewhere suggest that China is not immune.

    4
  4. GettyImages-1185850541 Scott Peterson/Getty Images

    Power to the People?

    Aryeh Neier

    From Beirut to Hong Kong to Santiago, governments are eager to bring an end to mass demonstrations. But, in the absence of greater institutional responsiveness to popular grievances and demands, people are unlikely to stay home.

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions