0

От Центрального банка к центральному планированию?

БЕРКЛИ – В течение более 170-ти лет общепризнанная теория гласила о ненадёжности рынков в условиях недостатка ликвидности. Когда обесцениваются даже надёжные средства, и процентные ставки взлетают до небес благодаря тому, что биржевые маклеры и финансисты сообща стремятся к получению большего количества ликвидных средств, чем существует на текущий момент, оставлять урегулирование ситуации в руках рынка просто небезопасно.

В такой ситуации необходимо вмешательство центральных банков, которые должны установить цену на ликвидные средства в разумных пределах – сделав её централизованной и директивной – вместо того, чтобы допускать неконтролируемые скачки цен в ответ на предложение и спрос частного сектора. В этом заключается так называемая теория «кредитора последней инстанции».

В течение более половины этого периода – скажем, 85-ти лет – общепринятое мнение заключалось в том, что полагаться на самостоятельность рынка не следует и в нормальное время, чтобы не допустить возникновения дефицита ликвидности или инфляционного бума. Следовательно, центральные банки должны ежедневно устанавливать цены на ликвидные средства в составе рыночных цен.

Согласно последователям Кнута Уискелла, центральный банк должен удерживать рыночные ставки процента на уровне, близком к естественным нормам процента. Нет, возражали последователи Джона Кейнса, его задача заключается в том, чтобы компенсировать колебания в настроениях бизнеса в целях стабилизации совокупного спроса. Напротив, заявляли приверженцы Милтона Фридмана, он должен сохранять стабильность основанного на скорости обращения коэффициента роста общей суммы денег в обращении. На самом деле сделать одну из этих вещей означает сделать их все, поскольку все они – всего лишь три способа описания того, что по сути является одной и той же задачей и одной и той же реальностью.