0

Ошибки международного правосудия в отношении Судана

Тем, кто следит за событиями в Дарфуре, хорошо известно, что президент Судана Омар Хасан аль-Башир возглавляет группу политических и военных лидеров, ответственных за серьезные и широкомасштабные преступления против граждан Судана, ежедневно совершаемые в регионе военными с помощью военизированных группировок и формирований. Эти граждане виновны только в своей принадлежности к трем племенам (фур, масалит и загава), к которым также принадлежали мятежники, предпринявшие вооруженное выступление против правительства несколько лет назад.

Следовательно, любой шаг, направленный на привлечение суданских лидеров к ответственности за их преступления, можно только приветствовать. Тем не менее, решение Луиса Морено-Окампо, прокурора Международного уголовного суда, подать запрос о выдаче ордера на арест аль-Башира вызывает недоумение по трем причинам.

Во-первых, если бы Морено-Окампо действительно намеревался добиться ареста аль-Башира, он мог бы сделать запрос в запечатанном конверте и попросить судей Международного уголовного суда выдать ордер на арест в такой же форме, и обнародовать его только во время нахождения аль-Башира за границей. Юрисдикция Суда в отношении преступлений в Дарфуре была установлена в соответствии с обязательным решением Совета Безопасности ООН, что означает, что даже государства, не являющиеся сторонами соглашения о международном уголовном суде, должны выполнять постановления Суда и признавать выданные им ордера на арест. Однако, зная о наличии ордера, аль-Башир (если, конечно, судьи удовлетворят эту просьбу) может просто воздержаться от поездок за границу и тем самым избежать ареста.

Во-вторых, по необъяснимой причине Морено-Окампо решил предъявить обвинение только президенту Судана, а не другим членам политического и военного руководства, которые вместе с ним планировали, отдавали приказы и организовывали массовые преступления в Дарфуре. Если бы Гитлер был жив в октябре 1945 года, 21 обвиняемому, которые предстали таки перед судом в Нюрнберге, не удалось бы сорваться с крючка.