5

Императив солидарности Европы

ЛОНДОН. Когда Марио Драги, президент Европейского центрального банка, публично заявил, что ЕЦБ сделает «все возможное» для обеспечения будущей стабильности евро, эффект от его заявлений был немедленным и значительным. Для правительств Италии и Испании стоимость займов резко упала; фондовые рынки сплотились, а недавнее снижение стоимости евро на внешних рынках внезапно было остановлено.

Остается неясным, насколько длительными окажутся последствия вмешательства Драги ‑ или общественной поддержки, оказываемой ему канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Франсуа Олландом и итальянским премьером Марио Монти. Что мы можем сказать с уверенностью – это то, что заявления Драги и реакция, которую они вызвали, демонстрируют, что фундаментальные проблемы еврозоны не являются, в первую очередь, финансовыми или экономическими; они носят политический, психологический и институциональный характер.

Международные наблюдатели так отреагировали на заявление об обязательствах Драги сделать «все возможное» для сохранения евро, потому что многие из них стали сомневаться относительно приверженности других ведущих европейских игроков сделать то же самое. (Некоторые из этих сомнений, конечно, политически или финансово корыстны; определенные модели финансового капитализма воспринимают евро как угрозу, и их сторонники сделают все возможное, чтобы привести его к гибели).

Но неспособность лидеров еврозоны развеять сомнения относительно их приверженности к евро после двух с половиной лет кризиса показывает, что проблема имеет глубокие корни. В свою защиту министры еврозоны указывают на множество реформ, которые они ввели в действие в течение последних 30 месяцев, которые будут способствовать модернизации экономики, восстановлению здорового управления финансами и более тесной экономической координации.