0

Упадок науки в Европе

После окончания Второй Мировой Войны большинство европейцев разделяло мнение, что научные исследования будут не только способствовать росту экономики, но и предоставят Европе большую технологическую автономию от Соединенных Штатов, а также послужат катализатором социальных изменений. Британское Королевское Общество выступало за создание немецкого «Общества Макса Планка», считая, что солидарность между международными научными сообществами может способствовать примирению бывших врагов. В результате возникли такие крупные проекты, как Европейский центр ядерных исследований (CERN), Европейское космическое агентство (ESA) и Европейская организация молекулярной биологии (EMBO), целью которых было содействовать объединению научно-исследовательской работы в области фундаментальных наук в Европе.

Однако сегодня упадок науки наблюдается практически во всех странах Европы (за исключением Швеции, Финляндии и Исландии), пропадают существующие таланты, и наука теряет привлекательность для молодых людей. В среднем молодой европейский ученый, работающий в Соединенных Штатах, получает в 2,5 раза больше средств на проведение исследований, чем в Европе. Поэтому неудивительно, что имеет место «утечка мозгов» из Европы. Действительно, в Европе на каждые 1000 человек приходится пять исследователей, по сравнению с восемью в США и девятью в Японии. Несмотря на сильные научные традиции, показатели Центральной Европы еще хуже, а издержки, связанные с интеграцией ЕС, скорее всего, еще больше сместят приоритеты в сторону от науки и образования.

Сокращение финансирования наносит вред и признанным ученым. Например, в области естественных наук фондам становится все сложнее выявить европейских ученых высокого уровня для присуждения наград. И причина заключается не в качестве научно-исследовательской работы в Европе, а в размерах стабильного финансирования, позволяющего американским ученым трансформировать новые идеи в открытия.

Огромные инвестиции правительства США в военные разработки и здравоохранение создали критическую массу научно-исследовательской работы, которая, в свою очередь, привлекает частные средства, включая и европейские компании, особенно в фармацевтической промышленности. Нечто подобное существует и в Европе. Например, в Финляндии десять лет стабильных государственных инвестиций сегодня катализируют частные инвестиции и способствуют постоянному росту бюджета научно-исследовательских проектов.