0

Неевропейские европейцы Европы

Государства-нации созданы на основе этнического и территориального единства, а их история и политическое развитие основаны на чувстве коллективной идентичности. Империи появляются, когда национальная группа считает свое существование внутри своих территориальных границ или опасным, или неэффективным, и предпринимает вынужденное расширение, которое обычно связано с крупномасштабным насилием.

Западная Европа нашла другое направление для своего развития только после Второй Мировой Войны, когда Гитлеризм остался в прошлом, а Сталинизм представлял собой очень реальную опасность. Западноевропейская интеллигенция поняла, что и национализм, и империализм были недопустимыми подходами к построению государства, и что для европейской стабильности необходим союз наций, который может и должен расширяться, но который никогда не превратится в империю.

Политическая элита Западной Европы быстро приняла эту позицию, и "евроатлантическое" политическое мышление Америки вместе с Планом Маршала решительно внесло в это свой вклад. Римские Соглашения, а также учреждение Совета Европы, стали олицетворением правовых, экономических и политических – но главным образом, философских – достижений.

Фундаментальные изменения произошли в Европе, когда развал советского коммунизма открыл совершенно новые возможности. Но невозможно не думать о том, что западные европейцы и американцы стремились сменить свою стратегическую перспективу Холодной Войны на другую, которая сосредоточена исключительно на торговле и коммерции. Те, кто был готов рассмотреть сотрудничество с Советским Союзом Михаила Горбачева в 1990 году – в том же году, когда Парижская Хартия намеревалась учредить “Европу от Ванкувера до Владивостока” – к 1992 году начали пренебрегать Россией и другими бывшими советскими республиками, за исключением стран Балтики. Вместо этого Запад решил преследовать только тактические отношения с постсоветской бюрократией России.